Архивы за 14.02.2019

О критике

О критике

О критике

Критика как вид искусства склонна к многообразным переменам и в разных ситуациях преследует разные цели. Поначалу любой критик обычно довольствуется положительной или отрицательной оценкой произведения и одной-двумя цитатами в доказательство высказанного мнения; затем непременно следуют обоснование вынесенного суждения и микроскопически скрупулезный разбор достоинств или недостатков произведения.

В наши дни ни во что не ставится критик, который не пытается вымучить из самых обычных слов тысячи скрытых значений и не ходит вокруг да около, а прямо перечисляет все, что можно высказать относительно стиля произведения — его совершенства или полной негодности. Критик стремится не столько воздать должное автору (с которым обращается крайне бесцеремонно), сколько принести дань уважения самому себе и похвастать своим знанием всех приемов и особенностей искусства критики.

Если в конце концов он все-таки изрекает что-нибудь на объявленную тему, то лишь после того, как полностью исчерпан весь его запас общих знаний; и прежде чем удостоить внимания претензии того, кто первым заявил о себе, он излагает собственные притязания в замысловатом вступительном слове de omni scibile et quibusdam aliis, а подлинный герой статьи занимает в ней только второе место. Попадаются иногда критические разборы, где после сообщения заглавия о самом произведении, которому угрожает смертный приговор, вообще не идет речь. Мне представляется, что логическим продолжением такого рода якобы критики стало бы периодическое размещение рецензий на никогда не публиковавшиеся произведения. Несчастный автор тогда избавился бы от печальной необходимости писать, а рецензент — от тяжкой обязанности читать. Если современного критика писатель интересует так мало, то современного читателя он занимает едва ли больше.



style="display:inline-block;width:240px;height:400px"
data-ad-client="ca-pub-4472270966127159"
data-ad-slot="1061076221">

Нужно честно признаться, что, продравшись сквозь дюжину напечатанных мелким шрифтом страниц, полных утонченной метафизики или торжественно-назидательной декламации, где лишенные истинного содержания разрозненные принципы всех наук и искусств, сваленные в одну кучу, в изобилии проплывают перед мысленным взором читателей, последние уже с раздражением и равнодушием взирают на эти самые науки и искусства, превратившиеся в уродливые экспонаты кунсткамеры, и на безнадежные попытки бедного автора применить в своем сочинении чудесный ученый жаргон, в результате чего автора предают расправе, столь же несправедливой, сколь безжалостной. «Когда уходит милый всем актер, скучая смотрим на того, кто вслед идет».

(далее…)

Жив ли Чичиков?

В том и состоит пагубность дурного поступка, что он таит в себе зародыш новых мерзостей. Ф. Шиллер

Помните, как у Булгакова начинается произведение о Чичикове? «Диковинный сон… Будто бы в царстве теней, над входом в которое мерцает неугасимая лампада с надписью «Мертвые души»… А самым последним тронулся Павел Иванович Чичиков в знаменитой своей бричке…». Кто же едет в этой бричке? Да вконец обнаглевший Чичиков.

Так и хочется обратиться к человеку сегодняшнего дня. Смотри, человек, не дай бог, если сядешь ты в эту бричку! А ведь и сегодня садятся. В своей поэме Н.В. Гоголь предостерегал людей от ошибок, потому что многие хотели ехать на тройке вместе с чичиковыми. Перечитывая Гоголя, хочется поделиться с ним своими мыслями.

(далее…)

Военная проблематика в творческом диалоге Достоевского и Толстого второй половины 1870-х годов

Ф.М. Достоевский

Ф.М. Достоевский

В течение 1876–1878 гг. читатели имели возможность следить за творческой полемикой Толстого и Достоевского на страницах журналов и в отдельных публикациях. Полемика эта перешагнула границы диспута о восточном вопросе (проблематику Балканской войны 1876–1877 гг.) и приняла глобальный (геополитический и вневременной) характер. Полярные позиции писателей по поводу одного из «вечных» вопросов человечества не обрели законченной формы. Они отражали определенный этап в развитии их мысли. Всегда ли война бедствие? Характеризуя смерть как позорное явление, Достоевский, однако, считает, что война «справедливая», когда ее «идея свята», имеет для нравственного уровня общества оздоровительный характер. Указывая на постоянно возрастающее движение русских офицеров и солдат в армию Черняева, Достоевский возражает тем, кто утверждает, что к Черняеву идут «потерянные люди, которым дома нечего делать» . Дискутируя с воображаемым оппонентом, он говорит о геройски пролитой крови, славящей русское имя в Европе. Он считает, что «не всегда война бич, иногда и спасение». «Подвиг самопожертвования кровью своею за все то, что мы почитаем святым, конечно, нравственнее всего буржуазного катехизиса» . Иначе смотрел на военные события этого времени Л. Н. Толстой.



style="display:inline-block;width:240px;height:400px"
data-ad-client="ca-pub-4472270966127159"
data-ad-slot="1061076221">

(далее…)

О пафосе героики

О пафосе героики

О пафосе героики

Результаты запроса "литературоведческий опыт" в Яндексе и Гугле удивили меня скудностью информации. Абсолютное большинство людей хотели бы видеть своих детей образованными людьми. Среди этих людей имеется множество педагогов, талантливых журналистов, писателей, творящих, созидающих тексты на благо читательской аудитории.

Кроме того, "людям пера" было бы выгодно иметь читателя опытного, имеющего вкус к литературе, любовь к чтению. Почему же на эту тему так трудно найти какие-либо публикации? Или они есть, но их прячут специально от многочисленной интернет-общественности?

Стоит ли сейчас доказывать то, как важны для общества эмоционально-ценностные ориентиры. Душа человека из книг получает яркие краски особого эмоционального настроя, который дарит пафос того или иного произведения. И для того, чтобы получать это читательское счастье необходимо иметь основные понятия литературоведения, науки, которая в последние годы подвергается серьезным гонениям из школьной программы.

Собственный опыт показывает, что и вся сила всемирной сети не используется для популяризации ценных литературных знаний. Полагаю, что кто-то не согласится с этим выводом и я был бы рад выслушать иные точки зрения. А пока мы идем своим путемПеречитываем любимые книги и удивляемся с каждым разом свежестью их новизны.

(далее…)

Литература и фольклор на Урале

Литература и фольклор на Урале

Литература и фольклор на Урале

В первой половине XIX в. на Урале продолжалось развитие традиций местного летописания, в том числе в горнозаводских районах (Невьянск, Нижний Тагил).

Публицистические и полемические произведения, направленные против произвола церковных и гражданских властей, создавались в среде старообрядцев.

В рукописной традиции складывался новый жанр «родословий» (об истории старообрядческих согласий в России и на Урале).

В начале XIX в. появляются уральские поэты и писатели из различных слоев общества: крепостной князей Голицыных И. И. Вараксин выпустил поэтический сборник в Петербурге (1807 г.), учитель Пермской гимназии В.Т. Феонов публиковал стихи в журнале «Вестник Европы».

(далее…)

Литература, литературные фольклорные жанры, книжность на Урале

Литература, литературные фольклорные жанры, книжность

Литература, литературные фольклорные жанры, книжность на Урале

Многие литературные произведения, созданные на Урале в XVIII в., продолжали развивать жанры, традиционные для древнерусской литературы допетровской эпохи.

И монастырских центрах крал были созданы «Вятский летописец» (или повесть «Остране Вятской») и «Вятский временник», написанные неизвестными авторами на рубеже веков, а также «Известие об основании Далматовского монастыря», принадлежавшее перу архимандрита этой обители Исаака Мокринскога (начало XVIII в.).

В городах Пермского Приуралья продолжало развиваться городовое летописание. Агиографическая литература пополнилась в конце XVII — начале XVIII в. «Житием Симеона Верхотурского».

(далее…)

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru