Архивы за 14.05.2019

Медиа-коммуникативный аспект крауд-технологий и проблемы их применения при вовлечении граждан в публичное управление в муниципальных образованиях

Языки, киберпространство и миграция

Слово «crowd» 1 в переводе с английского языка означает «толпа, толпиться, людный» и применяется к описанию большого количества людей, находящихся в одном месте в одно и то же время. Это не обязательно физическое присутствие, под этим понятием также подразумеваем и пересечение их коммуникативных линий по отношению к объекту или событию в условленный интервал времени. Поскольку данное понятие относится к людям, то количество участников толпы всегда дискретно и может поддаваться подсчёту.

Тем не менее, в случае создания, обмена и переработки информации говорить о статичности толпы невозможно и учёт её численного количества не имеет смысла в отрыве от изучения динамики развития коммуникативных отношений. В этом случае имеет смысл говорить не столько о численности людей в толпе, сколько о степени влияния производимой ими информации на развитие и достижение цели создания коммуникации в целом. Не смотря на различие с этимологией словосочетания «fuzzy set» 2 — «нечёткое множество», здесь можно говорить о схожести этих понятий. Мы имеем дело со множеством элементов, которые можно описать лишь примерно, категориями «чуть больше» или «чуть меньше». Благодаря этому теория нечётких множеств расширяет классическую теорию множеств и даёт возможность оперировать элементами даже в том случае, когда однозначно говорить об их полной принадлежности к какому-либо множеству не приходится.3 Применительно к нашему случаю человек, являющийся элементом множества или толпы, может действовать как в период всего времени существования множества, так и в меньший временной отрезок или с другой степенью участия.

(далее…)

Проблема музеев и мемориалов

Краеведческий музей Тарусы

Краеведческий музей Тарусы

Музеи и мемориалы на местах казней и массовых захоронений, но НЕ ТОЛЬКО там, поскольку эти места в подавляющем большинстве случаев вне городов или на окраинах. Нужна мемориализация связанных с репрессиями мест в городах – здания судов и военных коллегий или места расстрелов в самом городе. Ревизия и реорганизация музея современной истории России в Москве – сегодня это вопиющая эклектика советская и постсоветская. Витрина про царскую тюрьму, унаследованная с советских времен, производит большее впечатление, чем стенды про ГУЛАГ.

Ключевое место в центре огромного города и в великолепном здании – музей пустой. Пытаются привлечь внимание посетителей временной выставкой по истории шоколада. Но проблема, возможно, решается в рамках создаваемой по указанию Президента ФЦП «Об увековечивании памяти жертв политических репрессий» и параллельной, но взаимосвязанной, программы московского правительства. (далее…)

Разные категории работников книжного дела и необходимый минимум их знакомства с книжными богатствами

Как определить целостную структуру книги?

Разные категории работников книжного дела и необходимый минимум их знакомства с книжными богатствами

За этими наиболее общими классификациями всех книжных богатств человечества должна следовать их классификация более детальная. Но прежде чем перейти к этой последней, нельзя не сказать несколько слов для предупреждения некоторых могущих встретиться недоразумений. Говоря о книжной классификации и вообще о книжных богатствах и наиболее целесообразном пользовании ими и предъявляя к работникам книжного дела определенные требования, необходимо не упускать из вида и степень практического осуществления этих требований.

Вряд ли нужно доказывать, что миллионы людей, имеющих дело с книгами, сотни тысяч распространяющих книги и десятки тысяч работников-специалистов стоят и всегда будут оставаться на самых разнообразных уровнях книжных знаний и далеко не в одинаковой степени могут использовать их. Даже самое понятие — «работник книжного дела» — понятие очень общее, и в него входят самые разнообразные категории не только профессионалов-работников — библиотекари, книгопродавцы, издатели и авторы, с одной стороны, а с другой — все распространители книг, и среди них прежде всего учителя, учительницы, члены просветительных обществ и других просветительных учреждений, земские деятели и т. д., вообще работники самых разнообразных категорий. Можно ли предъявлять требования, изложенные в этой книге, в одинаковой степени к представителям всех этих пестрых категорий?

(далее…)

Из Кандагара в 41-ый год!

На этом снимке лишь небольшая группа работников милиции, которым довелось выполнять интернациональный долг в Афганистане. (Слева направо) М.Дейнеко, Н.Долбенкин, А.Русаков, Герой Советского Союза Ф.Пугачёв, И.Михеенко

На этом снимке лишь небольшая группа работников милиции, которым довелось выполнять
интернациональный долг в Афганистане. (Слева направо) М.Дейнеко, Н.Долбенкин, А.Русаков,
Герой Советского Союза Ф.Пугачёв, И.Михеенко

Как все-таки быстролетно время. 27 лет назад в клубе имени Дзержинского (так тогда назывался Культурный центр УМВД) прошла первая встреча воинов-интернационалистов – сотрудников органов внутренних дел. О ней поможет рассказать репортаж в газете, из старой, тронутой временем, подшивки…

…Каждый из них получил «треугольничек» приглашения на встречу с боевыми друзьями. Наверняка волновались. Ведь некоторым так и не довелось свидеться после возвращения оттуда. Рядовые милиционеры, полковники, генерал – они воспринимают не просто как поэтическую находку строчку, прозвучавшую со сцены: «Когда железо умирало от жары». Они знают: так было.

Может, потому не любит рассказывать о службе в Афганистане Семен Изоткин, оперу полномоченный уголовного розыска из Брянского района? (далее…)

Книга как орудие добра, справедливости и истины

Три метода чтения книги - ключ к ее пониманию и творческой оценке

Три метода чтения книги — ключ к ее пониманию и творческой оценке

Книга — это орудие. Чтобы решить вопрос о том, приносит ли это орудие, в конечном итоге, вред или пользу человеческой личности и всему человечеству, — нужно сосредоточить внимание на тех условиях, в которых применяется книга. Но именно потому, что вопрос о пользе или вреде книги — это вопрос условий, она как орудие и является орудием света, свободы, справедливости, правды.

Эту великую и знаменательную истину работник книжного дела должен не только понять, но и почувствовать. Она должна до глубины души захватить его, потому что понять эту истину — это значит понять и оценить самого себя, свою работу, свою жизнь, ее смысл, ее самое внутреннее, глубокое значение. Пусть среди книжных богатств человечества существует и еще долго будет существовать заведомо много разной книжной дряни и требухи; пусть эта требуха пользуется особым покровительством властных или ловких господ, пользующихся ею в своих низменных целях, чтобы наводить туман на человеческое сознание, порабощать его, в тех же целях, путем культивировки обмана, мрака и невежества, пусть политические или социальные хозяева положения хотя бы даже сознательно и планомерно работают над производством и распространением своей тенденциозной и заведомо лживой «литературы» — все равно не им принадлежит будущее. (далее…)

Книга — это орудие

Самосовершенствование в чтении: перечитывание + усердие = успех!

Самосовершенствование в чтении: перечитывание + усердие = успех!

Книга — это орудие, которое создает и которым действует в своих целях все тот же человек, человеческая личность, и поскольку различны цели, которые выдвигаются этой последней, постольку различно и разнообразно и применение этого орудия — книги. Она — орудие передачи знания, пониманий, настроения от того, кто книгу пишет, тем, кто ее читает или будет читать; тонкое орудие психического воздействия творца книги на самую пеструю и разношерстную толпу — толпу разных времен и народов; орудие, способное переходить из страны в страну, из века в век; орудие особенно могущественное, потому что им можно воздействовать исключительно на психику человека и даже на психику общества, т. е. на то, что вообще очень трудно поддается воздействию. Но, как и всякое орудие, книгу едва ли можно назвать хорошей, полезной, благотворной самое по себе, независимо от оценки тех рук, которые ею пользуются в данном случае как орудием.

Давно уже сказано, что хорошая вещь топор, но им можно сделать с одинаковым успехом и самое хорошее, и самое скверное дело: и выстроить превосходный дом, и отличный корабль, и всякое другое деревянное сооружение, но им же можно и отрубить единым взмахом голову величайшему человеческому гению. Так к книге и относятся разные люди по-разному. В руках одних — она орудие расширения и углубления жизни и вообще ее переделки в сторону света и свободы; в руках других книга — орудие борьбы против тех же самых начал, орудие угашения духа и затемнения света, орудие гнета, насилия над человеческой личностью, орудие всякого унижения и топтания этой последней, вплоть до глумления над нею включительно. (далее…)

Из истории иконы

Тихвинская икона Божией Матери

Тихвинская икона Божией Матери

Начало древнерусского искусства датируется около 988 года. В этом году Владимир крестил Русь и на Русь пришло христианство. Концом древнерусского искусства считается XVII век. В то время правителем Руси был Петр Великий, который восхищался западным искусством и хотел, чтобы Русь стала западной страной. Это представляло конец «золотой эры» написания икон на Руси.

Для русских икона — самое почитаемое священное искусство. Это даже не ремесло. При продаже считалось невежливым использовать такие слова как купить или продать. Люди только меняли икону на деньги. Неуважительным считалось также вешать иконы, иконы положено было только ставить на полку. Если икона по каким-то причинам сгорела, то говорили о ее вознесении на небо.

Икона тесно связана с византийской культурой, потому что с конца Х-ого века византийское искусство стало проникать на Русь. В то время русские иконы были подражанием византийской иконописи. Уже начался процесс эмансипации икон. Это был очень длительный и неравномерный процесс, поэтому очень сложно определить точные хронологические границы его развития. Из-за большой отдаленности от Византии русские иконы сначала развивались больше всего на Севере, где сохранились прочные традиции. (далее…)

Дипломатическое урегулирование проблемы военнопленных на Восточном фронте (на примере четырех конференций Красного Креста в Стокгольме в 1915–1917 гг.)

Основные принципы ведения войны были закреплены в Гаагских конвенциях (1899 и 1907 гг.), но базовые правила обращения с военнопленными существовали еще накануне Первой мировой войны.

Однако до 1914 г. ни военные, ни дипломаты не могли предвидеть огромного числа пленных Первой мировой войны. В плену оказалось около девяти миллионов солдат, и большинство из них эта участь постигла на Восточном фронте. В то время как Центральные Державы захватили в плен примерно 2,7 млн русских, Россией было взято в плен около 2,1 млн солдат Австро-Венгрии и 170 тыс. немецких офицеров и солдат 1 . Такое большое число военнопленных создавало серьезные проблемы, так как значительные потери личного состава могли привести к развалу всего фронта. Более того, военнопленные создавали трудности в экономической сфере и в сфере безопасности. Сотни тысяч вражеских солдат — хотя и безоружных, — не просто размещались в тылу под охраной, но нуждались в содержании. Это было непростой задачей 2 .

Наконец, не менее важным было и то, что военнослужащие представляли собой дипломатическую проблему. Хотя в Гаагских конвенциях и были обозначены основные принципы обращения с военнопленными, вскоре стало ясно, что этого недостаточно 3 . Поэтому, дабы не рисковать жизнями сотен тысяч своих соотечественников, властям в Берлине, Вене и Петрограде пришлось искать новые пути для обеспечения гуманного обращения с военнопленными. Одним из таких путей стало инициирование переговоров между воюющими блоками с целью дальнейшего развития законов обращения с военнопленными, с опорой на принцип взаимности. Четыре конференции в Стокгольме являются примером именно такого, дипломатического способа решения проблемы. На этих конференциях на нейтральной территории представители австрийского, венгерского, германского и русского Обществ Красного Креста, имели возможность при поддержке своих правительств вести переговоры о судьбе военнопленных. (далее…)

Британские рабочие и их профессиональные организации в годы Первой мировой войны

Взаимоотношения правительства Великобритании и рабочего класса во время мировой войны имели первостепенное значение для судеб страны. Это определялось не только тотальным характером военного конфликта, необходимостью производить невиданное ранее количество вооружения, но и тем фактом, что рабочие в начале ХХ в. составляли около 80% населения Британии 1 . Великобритания вступила в войну 4 августа 1914 г., и британский пролетариат самым активным образом откликнулся на призыв военного министра лорда Китченера записываться в вооруженные силы, которые до начала 1916 г. формировались на добровольной основе.

За первые шесть месяцев войны солдатские шинели надел каждый четвертый шахтер, почти пятая часть рабочих машиностроительной отрасли, 16% работников сталелитейной и железоделательной индустрии 2 . Всего к 1916 г. в армию вступили 28% рабочих 3 . Всплеск воинственных ура-патриотических настроений рабочих в начале войны был обусловлен не только сплочением общества в минуту опасности и проведением государством интенсивной пропагандистской кампании. Свою лепту внесли и профсоюзные лидеры. Британский пролетариат имел массовые профессиональные организации, которые пользовались немалым авторитетом среди рабочих: в 1914 г. 4,145 млн рабочих , что составляло около 23% от всей рабочей силы, были объединены в тред-юнионах 4 . Наиболее влиятельным профсоюзным объединением являлся Британский конгресс тред-юнионов (БКТ), который в 1913 г. включал в свои ряды 135 профсоюзов и более половины организованных рабочих 5 . Тред-юнионы сотрудничали, одновременно оказывая значительное воздействие на формирование ее политики, с Лейбористской партией Великобритании (ЛПВ), которая в первое десятилетие ХХ века усиливала свое влияние 6 .

(далее…)

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru